Профессия «сельмашевец»: невозможно без нестандартных решений

01.03.2015

Профессия «сельмашевец»: невозможно без нестандартных решений

Начальник цеха нестандартизированного промыш­ленного оборудования ОАО «Гомсельмаш» Николай Жуковец утверждает, что в этом структурном подразделении  каждый работник достоин того, чтобы о нём расска­зали в газете «Сельмашевец». Но есть один человек, руки которого можно назвать действительно золотыми. Это слесарь по сборке металлокон­струкций Фёдор Русаков (на снимке). 

Федор Русаков

 

 

 

 

 

Жизнь цеха – как она есть

Пока наш корреспондент с начальником цеха шли к рабоче­му месту Фёдора Ивановича, Николай Жуковец вкратце рассказал, чем живёт сегодня коллектив. Надо заметить, что в ЦНПО выполняют заказы не только предприятий холдинга и их структур­ных подразделений, но и работают, что называется, на сторону. Как раз на момент журналистского визита здесь собирали машину на комбиниро­ванном ходу (комбиход).

— Сейчас проверяем её на рельсах, — рассказал начальник ЦНПО. — Это хорошая альтернатива паровозу, так как она может таскать вагоны. На ней смонтировали подъёмник. Помимо этого — заливочное устройство на за­вод литья и нормалей, галтовочные барабаны для кузнечного цеха, контей­неры для прессово-заготовительного производства, рольганги и многое другое. На одном из участков лежали акку­ратно сложенные трубы. Как пояснил Николай Жуковец, такую продукцию предполагалось первоначально ку­пить. Но не удалось найти изготови­теля. Выяснилось, что искать его не было необходимости — работники ЦНПО изготовили эти трубы в лучшем виде. Конструкторы удивлялись и не могли сначала поверить, что на дли­не изделия в пять с половиной метров погрешность — минимальная. То есть работа была выполнена практически идеально. Заслуживает внимания и машина «Тайфун». Она служит для ямочного ремонта дорожного покрытия. Работ­ники ЦНПО сделали для неё детали и узлы по заказу ЧПУП «Патчер».

— Сейчас у нас в работе стенды для испытания аппаратуры, комбайнов, которые мы изготавливаем для пред­приятий холдинга, — говорит Николай Степанович. — То есть делаем всё по разработанным в УМА чертежам.

Скромность профессионала

— Иванович! — позвал Николай Сте­панович.

— Что случилось?

— Подойди к комнате обогрева. При­шла пресса по твою душу.

— А, господи... Здравствуйте! Поче­му именно обо мне написать решили? Вроде бы не звезда какая...

Скромность, как выяснилось позже в беседе, одна из основных черт характе­ра Фёдора Ивановича. А ещё — трудо­любие. Кажется, для этого человека нет неразрешимых в работе задач. Какой бы чертёж ему не дали, всё выполнит юве­лирно.

— Это специалист высочайшего клас­са, — говорит Николай Жуковец. — За­нимается любыми металлоконструкци­ями. Понятия «сложное дело» для него не существует. Каждый заказ ему инте­ресен. Он просто берёт чертёж, читает его и выдаёт на выходе отличную про­дукцию. Может сам собирать, монтиро­вать кран-балки. Сейчас, например, за­нят подготовкой линии розлива метал­ла для завода литья и нормалей. Её мы готовим на всех участках, а Фёдор Иванович занимается непосредствен­но подготовкой тележки.

Признаться, ответ Фёдора Ивановича на первый вопрос «Что вы заканчивали, кроме школы?» немного шоки­ровал – «Ничего». Человек читает чертежи любой сложности, не имея при этом не то что высшего, даже среднего специального образования! Как такое возможно?!

— Не знаю, — пожимает могучими пле­чами Фёдор Русаков. — Может, сыграло свою роль то, что в школе я любил ма­тематику, черчение, химию, биологию. Решать задачи мне было интересно. Но часто случалось так, что делал я это по-своему. Учительница в школе не могла взять в толк: почему большинство учени­ков пришло к правильному ответу одним способом, общепринятым, я же — дру­гим. Просто всегда хотелось привнести что-то своё, самим придуманное.

Сделал себя сам

Эти слова, наверное, как никакие дру­гие отображают сущность Фёдора Ру­сакова. Всему тому, что сейчас умеет и делает, он обучался самостоятельно. Уроженец деревни Крупец Добрушского района, он после школы сразу пошёл ра­ботать в местное хозяйство.

— Другие варианты даже не рассма­тривал, не до них было, — вспоминает слесарь. — Отец мой, Иван Фотиевич, — инвалид с рождения. Нас у него и мамы, Надежды Силаевны, было четверо. Я старший, ещё два брата и сестра. Поэто­му с ранних лет помогал родителям. Для меня нет сюрпризов в земледелии, труд на огороде в 25 соток всему научил. Да и хозяйство держали. Не могу сказать, что оно было большим, однако корова, свиньи, куры водились.

В колхозе герой материала работал до армии, перед которой успел окон­чить Жлобинскую ДОСААФ по специ­альности «механик-водитель тягачей». Служить довелось в городе Печенга на Кольском полуострове, в танковой раз­ведке. Управлял танками, был механи­ком, старшим механиком.

После армии Фёдор Русаков устроил­ся работать на Гомельский радиозавод. Трудился гальваником-корректировщиком ванн. Проработал там с 1975 по октябрь 1978 года, затем перешёл на «Гомсельмаш».

Цех стал родным

В 1978 году на старом заводе имелся цех нестандартизированного оборудо­вания. Его тогда возглавлял Борис Эль­кин.

— Занимали корпус там, где сейчас находится цех товаров народного по­требления, — говорит собеседник. — С Борисом Мироновичем работалось хорошо. Могу сказать, что мне везло с начальниками цехов, со всеми на­ходил общий язык. Был слесарем-монтажником. В 1980 году цех переехал на новое ме­сто. С переездом произошло переиме­нование профессии. С тех пор и стал Фёдор Иванович слесарем по сборке металлоконструкций.

— Можно сказать, что в одном цехе работаю уже 37-й год, — подмечает Фёдор Русаков. — Многие удивляют­ся: как так можно? А я отвечаю: при­вык. Работа нравится, всегда узнаю что-то новое. В основном приходит­ся иметь дело с теми чертежами, в которых есть какие-то новинки. В них много для меня интересного. Важно, чтобы на выходе получился требуе­мый продукт. А как я его сделаю, какие применю способы, — это уже мой вопрос. Как в тех задачах по ма­тематике.

Завод в конце семидесятых — нача­ле восьмидесятых годов интенсивно развивался, поэтому в цех шло много заявок. Делали конвейеры (в том чис­ле и те, которыми оснащался 101-й корпус производства самоходных комбайнов), кран-балки, вагранку, галто­вочные барабаны и другую продукцию.

В паре с Фёдором Русаковым трудит­ся один из его братьев — Александр. Удержаться от вопроса о том, как ра­ботается в паре с близким родствен­ником, наш корреспондент не смог. Собеседник ответил коротко:

— Хвалить его не буду, но руки тоже растут, откуда нужно.

Вспоминал слесарь по сборке метал­локонструкций и лихие девяностые. Го­ворит, что остался на «Гомсельмаше» потому, что не видел смысла уходить туда, где не лучше.

— Из цеха многие тогда ушли, — вспоминает. — Но практически все и назад вернулись. Говорили, что посту­пили опрометчиво.

Награды? – Главное – работа!

У Фёдора Русакова сегодня немало благодарностей и грамот разного до­стоинства.

— Награды наградами, но главное для меня — работа, за которую не было бы потом стыдно, — отмечает он. — Хотя, как говорится, хорошее слово и кошке приятно.

Последнюю награду — Почётную гра­моту Гомельского городского исполни­тельного комитета — Фёдор Русаков получил в преддверии Дня машино­строителя.

— Детям и внукам есть что показать, — смеётся он.

Семья и увлечения

Супруга Фёдора Ивановича, Татьяна Фёдоровна, работала кондитером на «Спартаке». По её стопам пошла дочь Наталья. Сын Сергей предпочёл пред­принимательство.

Глава семьи не является заядлым рыбаком. Но когда есть возможность посидеть с зимней удочкой или прой­тись летом со спиннингом, старается её не упускать. Есть любимые места в Ветковском районе — реки Беседь, Сож.

— Зимой на лёд выходить не боюсь, — говорит рыбак. — Просто надо знать его особенности.

А ещё с удовольствием помогает внучке-шестикласснице решать при­меры по математике. Говорит, что ино­гда такие попадаются, что даже взрос­лому приходится изрядно поломать голову. Но подобные сложности Фёдор Иванович рассматривает как отличную зарядку для ума.

Евгений КОНОВАЛОВ.

Фото автора.

 

Свяжитесь с нами

ФИО

Адрес:

Телефон:

E-mail:

Ваше сообщение: