27.03.2017

Валентин Шуринов: до сих пор продолжаю активно работать с НТЦК

Валентин алексеевич ШуриновВалентин Алексеевич Шуринов не нуждается в представлении. Конструктора, который изобрел и внедрил в производство известные гомсельмашевские машины, можно сравнить с Павлом Сухим и Андреем Туполевым в авиации. Валентин Шуринов долгое время возглавлял ГСКБ (ныне НТЦК), приняв бразды правления в трудные годы. Он и поныне не разорвал связи с ОАО «Гомсельмаш».

Беседа наша состоялась в преддверии 70-летнего юбилея научно-технического центра комбайностроения в кабинете нынешнего генерального конструктора НТЦК ОАО «Гомсельмаш» Сергея Федо­ровича в режиме онлайн.

– Валентин Алексеевич, вы стали ру­ководить ГСКБ в непростое время. С чего начинали?

– Я пришёл руководить ГСКБ, имея за плечами годы работы в ГСКБ ПО «Рост­сельмаш», где создавались конструкции самоходных комбайнов для уборки зер­новых, кукурузы, а также подсолнечника и других культур. С учётом накопленно­го опыта, рабо­ту в ГСКБ завода «Гомсельмаш» начал с измене­ния структуры и штатного распи­сания. Малочис­ленные конструк­торские бюро были преобра­зованы в специ­ализированные отделы. Помимо того, вновь были созданы отделы динамики и проч­ности конструк­ции, материало­ведения и три­бофатики, отдел художественного конструирования, САПР, отдел стен­довых и полигон­ных испытаний, технологический отдел и отдел стандар­тизации. Для обеспечения функциониро­вания этих отделов из гомельских вузов были приглашены Эдуард Косых и Ни­колай Егоренков. Из Ростова – опытные заведующие конструкторскими отделами Марк Иоффе, Владимир Антоненко и Ва­лентин Примак. Из Тульского проектного института – ведущий дизайнер отрасли Александр Паньковский. Также по моей просьбе с июля по октябрь 1987 года в ГСКБ трудились более 20 конструкторов и учёных из НИИ и КБ Минавтотрактор­сельхозмаша. Эти реформы позволили за три с половиной месяца создать пер­вые образцы нового кормоуборочного комплекса на базе УЭС «Полесье-250» и самоходного кормоуборочного комбайна «Полесье-700» со встроенным в УЭС из­мельчителем.

– Что можно сказать о 90х годах? Как удалось избежать «утечки мозгов» и развала?

– Девяностые годы коллектив ГСКБ встретил в полной «боевой готовно­сти», что позволило не только пережить экономический и политический кризис в СНГ, но и обеспечить ПО «Гомсель­маш» новыми конкурентоспособными разработками. «Утечка мозгов» угрожа­ла и нам. Несколько квалифицирован­ных конструкторов в начале 90-х ушли в коммерческие структуры, где, в отличие от госпредприятий, зарплата была выше. Мы отреагировали на эту проблему, соз­дав на базе ГСКБ акционерное общество: проектировали и выпускали непрофиль­ную для ПО «Гомсельмаш» продукцию. Это газовые котлы, стоматологические комплексы «Белдент» и другие изделия. Партии были небольшие, но для ГСКБ они приносили существенную добавку к фонду зарплаты, что позволило прекра­тить отток квалифицированных инжене­ров и рабочих. Существенную помощь в сохранении и развитии ГСКБ оказал пре­зидент Татарстана Минтимер Шаймиев. По его указанию из ГСКБ в Татарстан был поставлен ряд машин с улучшенными по­требительскими свойствами, оплата за которые осуществлялась в валюте. Это позволило оснастить ГСКБ вычислитель­ной техникой и закупить ряд наукоёмких комплектующих изделий для модерниза­ции и повышения конкурентоспособности выпускаемой ПО «Гомсельмаш» кормоу­борочной техники. Также я понимал, что без решения социальных проблем не­возможно обеспечить нормальное раз­витие и функционирование коллектива на долгосрочную перспективу. Поэтому при переводе в Гомель попросил у руко­водства отдела сельхозмашиностроения ЦК КПСС и министра отрасли выделить целевым назначением для ГСКБ необ­ходимые средства для строительства 80-квартирного жилого дома. Был полу­чен положительный ответ, и с 1988 по 1992 год ПО «Гомсельмаш» в счёт этих средств предоставило работникам ГСКБ квартиры. Кроме того, начальник ЖКУ ПО «Гомсельмаш» Клавдия Денисова благо­склонно отнеслась к моей просьбе, и все квартиры в малосемейных общежитиях, откуда работники ГСКБ переселялись в новые квартиры, равно как и квартиры, освобождённые выезжающими из Бела­руси конструкторами, также передавались работникам ГСКБ, стоящим в очереди на квартирном учёте. Итогом принятых мер стало то, что более 200 наших работни­ков улучшили свои жилищные условия. В сочетании со стабильной, выплачиваемой ежемесячно зарплатой это позволило со­хранить наш конструкторский коллектив.

─ Валентин Алексеевич, вы долго ра­ботали на «Ростсельмаше» заместите­лем генерального конструктора и даже получили там Госпремию. Ростовчане прозевали «финишный рывок» «Гом­сельмаша» и теперь рас­сматривают нас не как партнёров, а как конкурен­тов. Что можно сказать об этом?

– Я скажу, что «Ростсель­маш» во времена СССР был ведущим предприятием сельхозмашиностроения, на котором трудилось 45 000 человек. На «Гомсельма­ше» в то время трудилось порядка 33000 человек, это также большое и мощное предприятие. «Ростсель­маш» имел большой задел в опыте, ведь первое КБ здесь было организовано ещё в 1930 году. Это серьёзное предприятие, с которым шутить нельзя. Ростовчане, не побоюсь этого слова, в начале девяностых развалили своё ГСКБ. Из 1100 человек, ра­ботавших там, когда я уезжал, к середине 90-х осталось максимум сто человек! Сей­час оно возродилось, и «Ростсельмаш» собирает специалистов со всей России и СНГ, в том числе туда уезжают специали­сты из Беларуси. К сожалению, в их числе есть несколько человек из НТЦК. Этот про­цесс естественный, он всегда был и будет. Сегодня акционерное общество «Рост­сельмаш» работает в кооперации с канад­скими предприятиями, которые приобрел его собственник. Опыт канадских предпри­ятий влился в опыт «Ростсельмаша». Они значительно подняли качество продукции, используют разработки, сделанные в Ка­наде, США и Европе. Ростовская техника стала лучше по качеству, чем, скажем, десять лет тому назад. Создаётся новая продук­ция, в частности, роторный комбайн, пусть пока и не нашедший широкого применения. На выставке недавно была представлена новая машина с тремя молотильными ба­рабанами, в конструкции которого вопло­тился опыт не только ростовчан, но и тех зарубежных предприятий, которые были приобретены собственником акционерно­го общества «Ростсельмаш». Нам нужно сейчас внимательно работать, чтобы не от­стать от «Ростсельмаша». Это серьёзный конкурент, тем более правительство Рос­сии субсидирует закупку сельхозтехники, что также является мощным аргументом в конкурентной борьбе.

─ А чем гомсельмашевская техника превосходит зарубежные аналоги и в чём именно заключается превосход­ство? Что такое есть у нас, чего нет «у них».

– Что касается собственно материальной части, которая связана с рабочими органа­ми, выполняющими технологические про­цессы, то мы пока не отстаём от них. Что касается оснащения комбайнов системами автоматизации управления рядом техно­логических процессов, здесь наблюдается отставание, но в этом, в большей степени, не вина ОАО «Гомсельмаш», скорее, виной тому состояние электронной промышлен­ности Беларуси и стран СНГ. Нам нужно подойти к вопросу автоматизации крайне серьёзно, чтобы наши машины были на том же уровне, что и машины зарубежных производителей. Кроме того, никто и ни­что не стоит на месте. Появляются новые темы и новые машины, поэтому важна непрерывная работа в данном направлении. Те заделы, которые сегодня имеются в НТЦК, позволяют идти в ногу со временем, если параллельно решить вопрос с насы­щением комбайнов автоматизированными системами управления и контроля и своев­ременно реагировать на новые тенденции их развития.

─ В чём отличие наших конструкто­ров от конструкторов, работающих в КБ предприятий-конкурентов и за ру­бежом?

– У зарубежных конструкторов хорошо развиты кооперация и узкая специали­зация. Отличие НТЦК в том, что мы раз­рабатываем комбайн практически полно­стью, за исключением тех элементов, ко­торые покупаем. Вот, например, кабина. Это полностью наша разработка, а ведь даже крупные зарубежные производите­ли комбайнов заказывают такие крупные части, как кабина, в специализированных фирмах. С одной стороны, для НТЦК хо­рошо, что мы можем сами, независимо от кооператоров, проектировать важные элементы комбайна, с другой, есть опас­ность вовремя не отследить тенденции развития конкретной конструкции, а спе­циализированным фирмам, которые за­нимаются проектированием и выпуском строго определённой продукции, это сде­лать несколько проще.

─ Какой конструкторской разработкой вы больше всего гордитесь?

– Это всё равно, что спросить у отца, кто из детей ему ближе. Но полагаю, глав­ная моя заслуга заключается в том, что я, вместе с коллегами, в лихие 90-е смог сохранить коллектив ГСКБ и обеспечить разработку конкурентоспособных машин. Это позволило сохранить костяк коллек­тива объединения и начать производство зерноуборочной техники. По моему пред­ложению стали разрабатывать, в первую очередь, не самоходный комбайн на базе «КСК-600», а сделать комбайн аналогич­ной компоновки на базе комбайна КЗС-10 однобарабанного зерноуборочного. Появ­ление нового двухбарабанного зерноубо­рочного комбайна КЗС-1218 позволило ПО «Гомсельмаш» вырваться в СНГ в первые ряды конкурентов-производителей. Эта машина, начиная с 2006 года, стабильно продаётся и пользуется заслуженной попу­лярностью у аграриев. Большое значение для ОАО «Гомсельмаш» имел комплекс машин на базе УЭС, который позволил в тяжёлые годы с меньшими затратами вы­пускать машины для одновременной убор­ки кормов, сахарной свеклы и зерна. Это КЗР-10, «Полесье»-3000 и КСН-6. Каждое время по-своему диктует необходимость появления конкретной техники, которая в этот момент наиболее рациональна. Все названные выше машины появились во­время и были востребованы работниками сельского хозяйства.

─ Вернёмся немного назад, к началу вашей работы в Гомеле. Что повлияло на ваш выбор приехать сюда?

– Когда я работал в Ростове, то в 1986 году мы закончили разработку семейства зерноуборочных комбайнов «Дон». Во вре­мя работы над этим комбайном я по долгу службы часто встречался со многими вы­сокими руководителями СССР. В отрасли меня хорошо знали. На одном из очеред­ных съездов партии была высказана кри­тика в адрес комбайна КСК-100А. Тогда-то выбор министра, руководства отдела сель­хозмашиностроения ЦК КПСС (направить в Гомель на ПО «Гомсельмаш») и пал на меня. Согласился не сразу, но мне вдруг задают вопрос: мол, отказываетесь ехать в Гомель из-за аварии на ЧАЭС? А партби­лет у вас с собой? Когда я накануне этого разговора в ЦК приехал и увидел состоя­ние тогдашнего ГСКБ и экспериментально­го производства, у меня буквально сердце дрогнуло от вида такого огромного потен­циала. Я дал свое согласие, о чём нисколь­ко не жалею до сих пор. Здесь я встретился с прекрасными людьми и замечательными специалистами, понял, что с ними мы соз­дадим очень и очень многое, пройдём кри­зисные годы. Мы не только выжили, но и сохранили коллектив, создавший целое се­мейство машин, позволивших нам войти в число лидеров-сельхозмашиностроителей в СНГ и ЕС.

─ Как преодолевали противодействие своим задумкам и планам?

– В Гомель я прибыл уже закалённым и опытным конструктором. На протяжении всего своего производственного опыта, занимаясь крупными машинами (у меня в портфеле их более 80, это сложные машины, которые я создавал на «Рост­сельмаше» и на «Гомсельмаше»), посто­янно видел, что создание новых машин всегда вызывает конкуренцию у опреде­лённого круга участников процесса соз­дания. Это неизбежно, но она бывает разного уровня. Вот, например, идею создания семейства комбайнов «Дон» и УЭС с комплексом машин, применяемых с ним, в нашей стране приняли не сразу. Холодно восприняли проект УЭС и на «Гомсельмаше». Пришлось бороться, отстаивать свою правоту и доказывать перспективность данной идеи. Примерно так же было и при создании комплекса КЗР-10. Уверенности в своих силах при­давал накопленный опыт и уверенность в коллективе, в людях, которые реали­зовывали эти решения. Мы всегда вери­ли, что проблемы будут решены, новая техника появится и будет работать на полях. Когда мы начали заниматься зер­ноуборочной тематикой, я собрал общее собрание ГСКБ. Тогда сразу предупредил людей, что путь, на который мы становим­ся (стать первыми в создании зерноубо­рочной техники в Беларуси) – это путь, на котором предстоит огромная борьба. Будьте готовы к этому, но трудности надо преодолеть непременно.

─ А каким вам видится НТЦК лет че­рез 30, на подходе к вековому юби­лею? Ведь никогда не вредно и по­мечтать.

– Сейчас век информационных и циф­ровых технологий. Звучат прогнозы, что за 30 лет жизнь круто поменяется во всех сферах. Даже многие продукты питания будут создаваться искусственным путём. Я лично в это не очень верю. Возможно, так будет создаваться некий определён­ный объём продукции. Но всё равно, по­требность в экологически чистых продук­тах останется высокой, она сохранится. Техника для возделывания почвы, уборки урожая будет востребована. Но это будет техника совсем другого уровня произво­дительности и автоматизации. Пожелать хочу вот чего: как бы ни было трудно в разные периоды, нужно понимать, что сила НТЦК в том, что оно работает на такого крупного производителя, как ОАО «Гомсельмаш». Если его продукция бу­дет не востребована, то коллектив НТЦК будет потерян. Совместные усилия гра­мотных специалистов, направленные на разработку, производство и реализацию новой техники, и есть залог развития. Се­годня уровень подготовки специалистов в вузах как Республики Беларусь, так и в Российской Федерации, Украине сильно снизился в сравнении с советским. Поэ­тому нужно постоянно повышать квали­фикацию специалистов НТЦК. Система переподготовки кадров должна быть под­нята на другой уровень. Без «Гомсель­маша» НТЦК окажется не у дел. Найти потребителя нашей продукции в нужных объёмах, подобного ОАО «Гомсельмаш», сегодня почти невозможно. Но это не зна­чит, что НТЦК не должно искать сторон­ние заказы, в том числе непрофильные. И если позволяет объём работ, выполнять их, повышая уровень материального бла­госостояния работников НТЦК. Главной задачей является тщательный анализ со­стояния и развития технологий и техники для сельхозпроизводства, отслеживание и своевременное прогнозирование оче­редных тенденций их развития, а также работа на опережение своих главных конкурентов. Для этого необходимо по­стоянно общаться с высококвалифици­рованными зарубежными специалистами, предметно и с толком посещать между­народные выставки, следить за публи­кациями. Особенно важно проводить собственные научно-исследовательские работы. Полагаю, что сегодня как никогда актуален вопрос эффективности исполь­зования всего потенциала выпускаемой ОАО «Гомсельмаш» техники.

─ А чем вы живёте сейчас? Чем за­нимаетесь?

– Я сейчас на заслуженном отдыхе, но продолжаю активно работать с НТЦК в области модернизации серийной техники. Активно работаем над новыми комбайна­ми на базе КЗС-1218.

Андрей ПОПОВ.

Свяжитесь с нами

ФИО

Адрес:

Телефон:

E-mail:

Ваше сообщение: