06.05.2017

Из дальних странствий возвратясь: помогали с хлопком в «Реке креветок»

Не так давно в Камерун отправилась хлопкоуборочная машина ХМП-1,8, изготовленная в цехах ОАО «ГЗЛиН». С Камеруном у нашего холдинга серьёзные отношения, ведь наши партнёры из этой страны проявляют интерес не только к хлопкоуборочным машинам. О реалиях путешествия по Африке рассказал заведующий конструкторским отделом малосе­рийной техники НТЦК ОАО «Гомсельмаш» Василий Черношей.

Василий Семёнович посетил Камерун в конце ноября, в то время, когда в Бе­ларуси столбик термометра опустился ниже нулевой отметки. Африка встрети­ла гомельчан жарой в +36 градусов. Первым городом, куда Василий Черношей прибыл с группой специалистов, был город Дуала на по­бережье Атлантики:

– Этот город недале­ко от экватора, мы про­были там некоторое время, а затем отбыли в столицу Камеруна город Яунде. Далее наш маршрут пролегал вглубь страны в на­правлении города Нгаундере. От него мы отъехали примерно на 130 километров в район населённого пункта Вогзом. Имен­но в той местности расположен хлопко­перерабатывающий завод и находятся плантации хлопка, на которых предсто­яло работать нашей хлопкоуборочной технике.

Надо сказать, что в Камерун плани­руется поставлять не только ХМП-1,8, но и другие хлопкоуборочные машины собственного производства. Завод, куда прибыли наши инженеры, оборудован по последнему слову техники и является современным и технологичным предпри­ятием даже по меркам стран Восточной Европы, не говоря уже об Африке. Ин­женеров разместили в гостевых домиках за 40 километров от плантаций. Василий Семёнович подробно описал начало пре­бывания группы в Африке:

– Каждое утро мы выезжали на рабо­ту в сопровождении трёх вооружённых охранников. Без этого было нельзя – Аф­рика полна неожиданностей. Надо ска­зать, что нам открыли въезд в Камерун лишь после того, как принимающей сто­роной была гарантирована безопасность пребывания. Завод, на котором работали, принадлежит фирме-монополисту по производству хлопка. Плантации находились в райо­не, названном нами «Три сестры», по аналогии с нашими «Тремя сёстрами» – местом схода границ России, Украи­ны и Беларуси. Там тоже сходятся три страны – Чад, Центральноафриканская Республика и Камерун. Хорошо запом­нился постоянный нестерпимый зной. Интересно, что в Африке практически нет утренних и вечерних сумерек. Вста­ёт солнце – практически сразу светло и жарко. Садится – менее получаса прой­дёт, и все вокруг темнеет, становится прохладно. Ночное небо Африки отлича­ется от нашего. Вместо Полярной звезды тут Южный Крест и Сириус. С ноября не было дождей, погода сухая, хоть и зима.

Инженеры хотели выезжать из лаге­ря пораньше, пока нет сильной жары, и один раз так и сделали. Но больше вы­езжать «по холодку» не пришлось.

– Охранники сказали нам, что больше не будут выезжать с возвратом в темное время, – рассказывает Василий Семёно­вич. – Незадолго до очередного выезда на поле в окрестностях лагеря у дороги была замечена подозрительная группа людей с оружием. График по­ездок на работу сделали прежним, ведь рисковать никто не хотел. Надо ска­зать, что на территории Камеруна местами обита­ют племена, живущие вне цивилизации. Случиться может всякое, поэтому опасения наших телохранителей были оправданы.

Вспомнил Василий Семёнович и настав­ления, относительно местной природы и межличностных отношений. Условностей достаточно много, особенно в области всего, связанного с жизнью и смертью. Своеобразен быт в камерунской глубин­ке. Сколько наших читателей выдержали бы не то что без электричества, а просто без «вай-фая»?

– Нас предупредили о запрете на употре­бление в разговорах слова «негр», дабы избежать взаимных обид, – рассказывает он. – Также настоятельно рекомендовали не связываться с обезьянами. Эти звери населяют деревья саванны и могут под­ходить к людям. Покормить их, значит на­влечь на себя проблемы – отогнать макак будет крайне сложно. Обижать животных тоже нежелательно, ведь живут они стая­ми и могут быть коллективно агрессивны. Мы так и не встретили ни одной обезья­ны, может быть, нам повезло. Люди живут здесь в круглых домиках, сделанных из самана. Крыши и ограда вокруг сделаны из стеблей высокой сухой травы. По дому работают в основном женщины. Здесь есть поговорка: кто женился – тот белый человек. Работать мужчине практически не приходится, а вот женщины трудятся в поте лица. Грузы они носят на голове без помощи рук. Сам видел, как африканка идёт, неся на голове тяжёлый жбан, а за спиной ребёнка в неком подобии большо­го кармана из ткани. Картину завершает беременность женщины на солидном сро­ке. Заполучить такую жену камерунец мо­жет, лишь удовлетворив подарками всех её родных, и это, как правило, не один-два человека. Да и дарить нужно далеко не магнитики на холодильник.

Василий Черношей отметил наличие не­которых отталкивающих моментов. Афри­канцы могут громко разговаривать и же­стикулировать, отчего может показаться, что человек агрессивен, а это совсем не так. Отдельного разговора заслуживает местный обряд похорон:

– Когда умирает человек, его родные хранят тайну о смерти до последнего. Говорят всем, особенно чужим, что он ушёл или уехал. Покойник до поры на­ходится в доме, затем два-три надёжных человека тайно его хоронят. О могиле должно знать как можно меньше людей, иначе есть риск, что останки близкого че­ловека пойдут на наконечники для копий и обереги – местные полудикие племена до сих пор верят в особую силу таких вещей, а потому особый интерес выве­дать место захоронения будет у инопле­менников умершего, особенно у врагов. Здесь всего 20 процентов людей живет вне цивилизации, но верование касает­ся практически всех. На побережье всё более цивильно. Протестанты и мусуль­мане хоронят покойников на кладбищах, но они хорошо охраняются, чтобы трупы не выкрали. Животные у камерунцев жи­вут чаще на свободном выпасе. Козы и куры встречаются почти везде. Я запом­нил одного задиристого петуха, которого все прогоняли, а мне он показался забав­ным.

К белому человеку, по словам сельмашевца, у местных жителей по-прежнему сохраняется пиетет. Когда наши инженеры приступали к работе, аф­риканцы тоже начинали активно трудить­ся, при возможности перехватывая работу у «белых господ». Но в целом отношение к технике здесь своеобразное:

– Машина здесь работает на износ, пока не сломается. Потом с починкой никто возиться не станет. Для нас было важным привить местным культуру бе­режного отношения к технике, научить их ремонтировать поломавшиеся ма­шины. Камерунцы превосходные учени­ки. Они внимательно смотрят и просто копируют твои движения, манипуляции с инструментом, перенимают даже сло­ва – там, где мы работали, почти все знают слова «крути», «верти», и многие другие русские выражения. Это, а также наличие навыков управления техникой, является там результатом нашего при­сутствия. Когда мы уезжали, камерунцы уже сами управлялись с машиной и уби­рали хлопок. Машины камерунцам пона­добятся, ведь 80-90 процентов хлопка у них по-прежнему собирают вручную. В год в Камеруне собирают порядка 250 тысяч тонн хлопка. В техническом от­ношении страна не такая отсталая, там есть железная дорога-узкоколейка, есть авиасообщение. А главное, есть школы и колледжи, где желающих всему научат. Даже в деревнях детей стараются нау­чить грамоте. Деревенская школа у них – это стоящие под навесом парты и до­ска, ребята слушают учителя практиче­ски под открытым небом.

Не прошло незамеченным и повальное увлечение местной детворы футболом. Жоэль Матип («Ливерпуль»), Андре Она­на («Аякс»), Максим Пундже («Бордо»), Андре-Франк Замбо («Марсель») и Ибра­гим Амаду («Лилль») – вот неполный пе­речень тех земляков, на кого, вероятно, равняются нынешние камерунские паца­ны, гоняющие если не мяч, то его подо­бие во дворах местных саманных домов. Кто знает, может где-то здесь пылит по песку и будущий «золотой» нападающий «Арсенала» или «Ювентуса»?

– Нам запомнился цвет местной земли, – рассказывает наш собеседник, – она красноватая, не такая, как у нас. Перед отъездом мы посетили пляж с чёрным песком. Ещё здесь есть пляжи с красным и белым песком. Между прочим, черно­кожие люди тоже обгорают на солнце. Питаются здесь практически тем же, чем и мы, едят батат, фрукты, мясо. Вокруг удивительная природа, в реках водятся большие креветки. Кстати, «камерун» в переводе с португальского означает «река креветок». На рассвете я сфотографиро­вал взлетающую с дерева стаю необыч­ных птиц, но потом мне сказали, что это летучие мыши. Африка заворожила нас и возможно, мы сюда ещё вернёмся.

Василий Черношей рассказал, что в составе делегации из Камеруна, побы­вавшей у нас в начале марта 2017 года, были и те, с кем он работал на африкан­ской земле. Приятно знать, что мы оста­лись друзьями.

Свяжитесь с нами

ФИО

Адрес:

Телефон:

E-mail:

Ваше сообщение: