08.05.2018

Испытания в «красной зоне»: мирный комбайн – против угрозы теракта

Палессе 575Как уже сообщалось, в апреле в Пакистане завершились пер­вые испытания зерноуборочного комбайна КЗС-575. О том, как они проходили, рассказала за­меститель начальника управления перспективного развития продаж в Дальнее зарубежье департамента региональных продаж – начальник отдела продаж в страны Азии и Африки Открытого акционерного общества «Гомсельмаш» Ирина Привалова.

— Как съездили в Пакистан?

— Удачно. Комбайн демонстрировали в провинции Хайбер-Пахтунхва, в городе Дера-Исмаил-Хан. Во время прошлого визита в Пакистан мы там уже были. Но в этот раз сразу по прилёту стало известно, что ситуация изменилась не в лучшую для нас сторону.

— Что это значит?

— Усилилась террористическая угроза. Она стала намного реальнее. Хотели демонстрировать комбайн в уже знакомой местности. Но после того как мы проехали пять часов от Исламабада, нас развернули в обратную сторону.

— Почему?

— От нас потребовали разрешения Министерства внутренних дел для посещения той зоны, куда мы направлялись. Её в Пакистане называют «красной зоной» — местом повышенной опасности в плане террористической угрозы. Но мы получили это разрешение и провели испытания там, где планировали.

— Где находится это место?

— Возле реки Инд. Там плодородные земли. Но, к сожалению, недалеко — Афганистан, откуда совершаются набеги террористов. В том регионе совершается немало терактов. Многие из них не предаются огласке, чтобы не создавать негативный имидж.

— Расскажите подробнее об испытаниях.

— «Палессе» показал себя хорошо. С первого прохода начал убирать пшеницу. Эта культура у пакистанцев невысокая, не очень урожайная. Земля неровная. «Машинка» наша шла отлично, чистенькое зерно выдавала. И дилер, и приглашённые представители ведомств, фермеры были довольны комбайном. Для фермеров это диковинка — они до сих пор пшеницу убирают вручную, серпом. Потом вяжут снопы и везут молотить к стационарной передвижной молотилке. Редко можно увидеть «Нью-Холланды» двадцатилетней давности, у которых огромные потери зерна. И когда наш комбайн вышел и буквально за час заменил труд десяти человек — это было незабываемое для аграриев Пакистана зрелище. На другой день испытаний приехала пресса, журналисты привезли с собой дрон и снимали работу комбайна на видео. Оно ляжет в основу презентационного фильма.

— Что произошло потом?

— Всё шло хорошо. Мы рассчитывали, что и дальше будем сопровождать наш комбайн. Представители управления технического и сервисного обслуживания продукции и управления рекламы и показа техники слесарь Виталий Баньковский и водитель-испытатель Денис Галка планировали оставаться там до 3 мая, чтобы понаблюдать за тем, как «пятёрка» отработает до конца сезона. Но не получилось. Нас охраняли пять автоматчиков, просто так перемещаться нам, мягко говоря, не рекомендовалось. А 24 апреля прямо на поле приехали военные.

— Зачем?

— Предупредили нас, что наши жизни находятся в опасности, и нам лучше уехать. Мы остались на поле, не бросили комбайн. Военные сказали, что приедут вечером в гостиницу посмотреть, как организована наша охрана. Приехали, сообщили, что через полтора часа после того, как они отъехали с поля, в радиусе 3-4 километров от места испытания комбайна произошли четыре взрыва. Бомбы были приведены в действие дистанционно. Теракты в основном направлены на военные посты. Преступники, как нам рассказали, скрылись в зелёной зоне в горах. Военные выясняли даже, насколько мы можем быть причастными к совершению терактов. По мнению местных, иностранцы часто имеют отношение к таким взрывам. Солдаты выяснили, что мы из дружественной страны, и сказали: мужчины могут оставаться, а вы, женщина, завтра уезжаете, потому что являетесь мишенью для террористов. На следующий день я уехала. Только начала выезжать из «красной зоны», как последовал звонок из посольства: вам нельзя оставаться в «красной зоне», так как, согласно свежей информации, следующий теракт будет направлен против иностранцев, которые в ней находятся. Несложно догадаться, кто именно имелся в виду. Тем более что информация о нас уже прошла по телеканалам, в газетах. Посольством было принято решение о срочной эвакуации гомсельмашевцев. Виталия Баньковского и Дениса Галку посадили в автомобиль, я их подождала на выезде из «зоны». Воссоединились и в сопровождении группы охранников добрались до посольства, отзванивались туда каждый час и докладывали о том, где едем и как себя чувствуем. В час ночи были в посольстве.

— Вздохнули с облегчением?

— Да. Хочу сказать, что у нас замечательное посольство в Пакистане. Там работают высококвалифицированные сотрудники. Только сейчас понимаю: если бы руководство посольства не приняло решение об эвакуации, неизвестно, чем бы всё это закончилось.

— Ирина Владимировна, вы по работе бывали во многих странах мира. Но этот визит можно назвать самым напряжённым?

— В плане безопасности — да. Один из военных спросил: я, европейская женщина, на самом деле такая бесстрашная, что приехала в Пакистан? Пытался запугивать, спросил, в каких странах побывала. Когда услышал, что я ездила в Нигерию, где процветает похищение женщин, больше вопросов не задавал, так как понял: в каком бы опасном месте ни испытывался комбайн, мы свою технику нигде не бросим.

— Кстати, а что с комбайном?

— С ним всё в порядке. Он находится у дилера.

Свяжитесь с нами

ФИО

Адрес:

Телефон:

E-mail:

Ваше сообщение: