12.03.2015

Георгий Халецкий: 37 лет – не юбилей, но хороший повод для воспоминаний

Георгий ХалецкийПоследний месяц зимы в прошлом. Память, однако, цепляется почему-то именно за февраль, да еще 37-летней давности. В те дни тогдашний генераль­ный директор Николай Афана­сьев, учитывая опыт «Ростсельмаша», подписал приказ о создании новой для «Гомсельмаша» службы – отдела техни­ческого сервиса. 

Мы еще не знали, что в рыночных странах подобные службы так и называются – техническим сервисом и по существу означают, что производи­тель берет на себя непривычную функ­цию – ответственность за свою продук­цию и за пределами заводской территории. Многие с недоверием встретили нов­шество. До сих пор в ушах звучит рас­сказ главного инженера МАЗа, на кото­рый мы прибыли за опытом: «Мы создали уникальный грузовик. Думали: с руками оторвут на Западе. Тамошние спе­циалисты, ознакомившись с машиной, с ее техническими характеристиками, откровенно восхищались новинкой, цо­кали языком, поднимали большой палец в знак одобрения, но покупать, тем не менее, отказывались. Мол, куплю, поеду на нем по делам. А если что случится в дороге? Куда и к кому мне обращаться? В конце концов, наши грузовики разошлись-таки по всей Европе. Правда, с одним досадным уточнением: на перед­ке каждого из них была «чужая» надпись MAZ- MANN. Именно на этих условиях не­мецкая фирма MANNобещала нам помо­гать в продажах. Покупатели знали: у этой известной фирмы-бренда в каждом городе есть гарантийные службы, име­ющие все необходимое для оказания по­мощи владельцам автомобилей – и спе­циалистов, и запчасти, и мастерские».

И покупали.

Словом, им доверяли.

… Вот и нам предстояло создать нечто похожее. Со специалистами повезло. Из ГСКБ к нам пришли Ермилов, Королен­ко, Левонюк. Среди работников бюро ре­кламаций, которое нам передали из ОТК, тоже были грамотные и энергичные ра­ботники – Езерский, Домасевич, Дукач. Они умели учиться и умели учить.

Вокруг них и формировался коллектив нашего нового отдела.

Через год мы вплотную соприкосну­лись с западным опытом. С чехословац­кого завода тяжелого машиностроения, а конкретнее – из города Дубница-над-Вагом к нам с женой и сыном (второй сын поступил в институт в Киеве) прибыл по­стоянный представитель предприятия Вильям Мразик. Его неравнодушным и неформальным опекуном стала быв­ший начальник ЖКУ Денисова, вскоре отмеченная орденом Дружбы народов. Мы же выделили для гостя помеще­ние на территории транспортного цеха: были здесь и кабинет, и склад запчастей из Дубницы, и мастерская по ремонту насосов и гидромоторов.

Вскоре по совету Мразика из ЧССР к нам прибыла бригада специалистов во главе с начальником ОТС Ладиславом Трояном (ОТС – отдел технического сервиса). Они привезли с собой учебные пособия и плакаты. «Наши» (мастера, работники ОТК) охотно посещали лекции, понимали их необходимость. А вот «гости» – пред­ставители сельхозтехник, разбросанных по всей стране, игнорировали наши на­стойчивые телеграммы-приглашения. Помню, лекции посещали только работ­ники местного мотороремонтного завода и аспиранты из Харькова.

И зря. На занятиях были и «теория», и «практика»: изучались не только устрой­ство и работа гидротрансмиссий комбай­нов КСК-100, но и приемы их обслужи­вания и ремонта. Кроме того, уделялось время изучению опыта расследования причин выхода из строя и поломок ком­байнов в хозяйствах.

Как тут не сказать: опыт ничего не сто­ит, но высоко ценится.

Добавлю: основную работу мастерской и пункта сервиса гидротрансмиссий вы­полняли молодой инженер Антонюк, слесари Лукашевич, Хайневич, Товтын и другие. А руководил и подсказывал методы работы, как вы понимаете, Вильям Ми­хайлович Мразик (так на свой манер мы называли гостя).

Анекдот Мразика

Вильям Мразик всегда подчеркивал пользу знаний, «которые за плечами не носить», любил рассказывать анекдот «в тему»: «Еду рано утром по делам. На обочине, похожий на крокодила, гло­тающего человека, автомобиль: капот открыт, из-под капота ноги торчат. Подъ­езжаю, спрашиваю: «Помочь?». Из-под капота голос: «Нет! Спасибо!». Вечером возвращаюсь домой. Авто на том же месте. Торчат те же ноги. Спрашиваю снова: «Помочь?». На этот раз в ответ глухо: «Помоги!». Подошел, спросил – как и что случилось. Крутнул. «Заводи»! Завел, улыбается довольный: «Сколько с меня?» Говорю: «Сто крон». Он: «Ого! Сто крон! Подошел, крутнул – и сразу сто крон? За что?» Отвечаю: «За то, что крутнул – две кроны. Остальное – за то, что ЗНАЛ!!!»

Командировки поневоле

Убедительно сказал. И у нас в те време­на не хватало знаний. Ездили за ними в Ростов, в Харьков. Звонили в Ленинград – на ПО «Кировский завод», который выпу­скал мощные тракторы К-700. Схема дей­ствий служб технического сервиса (ОТЭК, ОТЭД и т.п.) везде была одинаковая: бюро рекламаций получает запрос – представитель едет в хозяйство, разбирается (если нужны запча­сти – пишет приказ по за­воду). Как показало время, такая методика не годилась, она создавала почву для злоу­потреблений. Было гораздо полезнее и эффективнее в напряженных регио­нах создавать свои представительства – опорные пункты (ОП). Создавать там, где насчитывалось не менее 100 комбай­нов. Кстати, в ОП работал один мастер. Он рассматривал претензии, регулиро­вал и вместе с механизатором (учеба) восстанавливал комбайн, оформлял все актами. Кроме того, постоянно обследо­вал машины, проверял, как соблюдаются правила их хранения, проводил инструк­тажи в хозяйствах, участвовал во всех мероприятиях местных сельхозтехник – семинарах, выставках и т.п. В Киевской области пошли дальше. По согласова­нию с местной сельхозтехникой старший мастер Шинкаренко организовал мини-мастерскую и ремонт гидротрансмиссий.

В общем, учились постоянно. И сами, и работники сельхозтехник, и главные ин­женеры хозяйств, и механизаторы.

Учили и мы, и конструкторы из ГСКБ.

Подробности

Руководители опорных пунктов при­нимались на работу не «с улицы», а по рекомендации местной организации сельхозтехники. Здесь же со временем они получали междугородный телефон и автомашину в аренду.

Гарантия и ремонт

Завод выпускает сложные комбайны. Они еще на гарантии. Но жизнь есть жизнь. Что делать, если что-то сломает­ся, даже не по вине предприятия?

Госкомсельзтехника СССР, однако, ка­тегорически отказывалась заказывать запчасти. Вместе с заместителем гене­рального директора нашего объединения – постпредом в Москве – Романом Алек­сеевичем Рутто едем в бывшую столицу и пытаемся включить вопрос о запчастях для гарантийных комбайнов в новое по­становление ЦК КПСС и Совета Мини­стров СССР – о завершении строитель­ства завода самоходных комбайнов и ор­ганизации выпуска кукурузных жаток.

Рутто собрал все визы. Осталось по­лучить их у Х. Неожиданно происходит осечка: Х вычеркивает пункт о запча­стях.

Спасти положение помогли в Верхов­ном Совете БССР – подписали письмо к руководителям предприятий республики с просьбой изготовить по пять сверхпла­новых узлов и агрегатов (измельчителей, редукторов и др.). Помогли и в Госкомсель­хозтехнике БССР (т. Пожарский согласился направить в Москву заявку на запчасти). Но, как говорится, Емеля едет – когда то будет?

Однажды захожу в бухгалтерию. В бро­шюре «Расчет себестоимости» читаю: расходы на гарантийное обслуживание и ремонт относятся (!) на себестоимость, т.е. они о к у п а е м ы. Выходит, в ми­нистерстве лукавили, когда говорили: «Где деньги, Зин?» Вместе с замести­телем начальника производственно-диспетчерского отдела Гуро едем в Мо­скву, привозим в министерство проект плана производства запасных частей для ремонта гарантийных комбайнов.

Наконец-то убедили…

На территории завода к тому времени началось строительство склада для так называемого «гаркомплекта» и мастер­ской для ремонта гидротрансмиссий. Возле транспортной проходной появи­лась небольшая площадка для техэкспертизы узлов, деталей, агрегатов, ко­торые сельчане привозили для ремонта или обмена. Словом, работать стало веселее. Мы перестали вздрагивать от звонков междуго­родной связи. Начали мечтать купить авто­бус и организовать в нем передвижной тех­нический класс для обучения комбайнеров. Во многих регионах появились наши опор­ные пункты. В хозяйствах тоже перестали нервничать – в регионе появились предста­вители завода: позвони – и приедут.

Форд шлет привет

Как-то в кабинете обнаружил книгу Генри Форда «Моя жизнь. Мои достиже­ния». Многие листы были вырваны. Но кое-какие воспоминания сохранились. Впечатлений почерпнул немерено. Во-1-х, написанная сто лет назад, книга ни­сколько не потеряла своей актуальности. Во-2-х, удивили поучительные взгляды Форда, оказавшегося на нашей стороне в заочном споре. Например, в целях гаран­тийного обслуживания (и рекламы) своих автомобилей (ради благожелательного имиджа фирмы) Форд сознательно шел на дополнительные затраты – создавал специализированные мобильные брига­ды. На грузовиках бригады разъезжали по всей стране, обязательно останавли­вались там, где было много фордовских машин. Первым делом интересовались, есть ли вопросы по гарантии? Если были – решались на месте. Далее следовал вопрос: а как те, что вне гарантии? По­мощь тоже оказывалась полнейшая и незамедлительно. Причем оказывалась бесплатно, если обнаруживалась вина изготовителя в период гарантии, если же устанавливалась вина покупателя (вне гарантии) – за баксы.

Подумалось: а чем мы хуже? И вменили в обязанность опорным пунктам фордовскую методику. Начали дополнительно соз­давать пункты фирменного ремонта. Уже в 1991 году у нас в отделе работало 180 человек (137 ИТР и 43 рабочих). Тем не менее, мы достигли полной окупаемости за счет платных услуг по ремонту техни­ки непосредственно в хозяйствах. Между прочим, для села это удобно и выгодно. Как, впрочем, и для нас: хороший бренд, как писал Форд, обязательно окупается.

Вместо заключения, или Завтра начинается вчера

А теперь некоторые выводы.

Во-1-х, хочется выразить благодар­ность тем, с кем пришлось работать. Высоким профессионализмом, нерав­нодушием в труде отличались такие начальники бюро, руководители агро­технических зон, инженеры, слесари-ремонтники как Камруков, Мокроус, Данильченко, Лукашевич, Лукомский, Алейник, Чеботкова и многие другие. А наши передовики Пехенько, Шутова, Си­доренко, Пронь, Сыс, Захарич и другие и сейчас работают в нашей службе на благо «Гомсельмаша».

Во-2-х, развивать сеть своих опорных пунктов технического сервиса от Бреста до Благовещенска и далее до Камчатки и Сахалина, как предлагали некоторые, было явно нецелесообразно – в каждом районе Союза существовали в то вре­мя организации Госкомсельхозтехники СССР. Победила, к счастью, наша точ­ка зрения, поддержанная начальником отдела министерства Мудраковым. А именно: в областях создавать техниче­ские центры, в которых можно было бы обучать механизаторов, обслуживать и ремонтировать комбайны. Тем более, что к тому времени завод выпускал уже усовершенствованный комбайн КСК-100А, универсальное энергосредство УЭС-250 со шлейфом машин и различ­ные ТНП. Скажу больше: поддержали нас тогда в Иваново, Сумах, Калуге, на «Ростсельмаше», в подмосковных Лю­берцах.

А в-3-х, в связи с развалом Союза многое пришлось начинать сначала. Тем не менее, мы были первопроходцами – создали по существу своеобразные здо­ровые зародыши нынешних дилерских центров. Сегодня будем помнить, что хороший дилер и учит, и обслуживает, и ремонтирует, и помогает в сельхозрабо­тах. В конце концов, именно он устраня­ет ненужную границу между производи­телем и потребителем.

Группа работников опорных пунктов, 1991 годИ последнее

37 лет, конечно, не юбилей. И все же для нас, ветеранов, это прекрасный по­вод поздравить друг друга с Днем рожде­ния отдела и пожелать здоровья, востребованности, успехов в труде и счастья. Все-таки биография любого предприятия – это интеграл биографий и трудовых до­стижений всех его работников.

Георгий ХАЛЕЦКИЙ, бывший заместитель главного конструктора, организатор и первый руководитель службы технического сервиса.

СНИМОК НА ПАМЯТЬ (очередная группа работников опорных пун­ктов вместе со своими «куратора­ми» и «преподавателями», 1991).

Фото Николая БЕЛЬКОВИЧА.

Свяжитесь с нами

ФИО

Адрес:

Телефон:

E-mail:

Ваше сообщение: